Челябинский глобус. Титульная страницаИз нашей коллекции

  Гастроли

"ВОСКРЕСЕНИЕ" ЛУЧШИХ ЧУВСТВ

В прошлую субботу, 27 октября, Челябинск посетила группа "Воскресение". В Центре делового сотрудничества шумело море поклонников. Рок-коллектив остался культовым, несмотря на возраст (более двадцати лет) и незначительные изменения в репертуаре.

Публика в основном состояла из тех, чьи студенческие годы пришлись на 70е-80е. Как оказалось, задора и жизнерадостности с тех пор не убавилось и наполовину. Компании встречались на крыльце. Обрастая друзьями-товарищами, они весело вкатывались в зрительный зал, оккупируя по 3-4 ряда. Создавалось впечатление, что все друг друга знают. "Света! К нам! Вадик, мы здесь!" -- неслось с разных сторон. Люди решили устроить себе праздник. Послушать любимую группу, увидеть лица однокашников, снова ощутить в себе неистребимый дух молодости.

Были здесь и супружеские пары. Расшевелить себя, сбросить солидность им было труднее. Мужья играли роль заводил: комментировали происходящее на сцене, яростно хлопали в ладоши, оглушительно свистели. Жены не всегда перенимали такой настрой, но... но по части аплодисментов челябинцы превзошли ожидания артистов. Беспорядочные хлопки быстро перерастали в ритмичный гул. Воскресенцам все это безумно нравилось, что выражалось в рассыпаемых со сцены благодарностях. Земные поклоны залу и "спасибо" после каждой второй песни радовали души поклонников. В общем, полное взаимопонимание! "Воскресение" похоже не ждало настолько теплого приема. Алексей Романов не переставал удивляться: "Ну, Челябинск! Спасибо! Не ожидали!"

Герои-рокеры не жалели сил и голосов. В середине концерта Евгений Маргулис и Михаил Шевяков ушли за кулисы. Запел Андрей Сапунов. Его грустное соло без музыкального сопровождения звучало в полнейшей тишине. "Я любовь дорогой выстелю, желтизной опавших листьев и осенним вечером... Как же мне найти дорогу до любви, до нежности."

"Заставили" спеть песню и Маргулиса. Требовали: "Маргулис! Блюз!" Он спел одну песню, но завел зал так, что концовки фраз пели хором. "Ай, молодца!" -- похвалил Евгений и вернулся за бас. Надежды услышать его снова не оправдались. "Мне в кайф играть сегодня, напеться я еще успею", -- оправдывался он.

Больше двух часов продолжался концерт "легенды русского рока". И рок этот был бунтарским, но неагрессивным и нетяжелым, а люди получили оптимистический импульс. Захотелось быть "искренней, а стало быть, свободней"! Разве это не здорово?

Я н а   М и к к