Челябинский глобус. Титульная страницаИз нашей коллекции

  Гастроли

Вячеслав Бутусов на сцене ЦДСБУ-ТУСОВка в Челябинске

Вечернее шоу Вячеслава Бутусова проходило в Центре делового сотрудничества. Отсюда и некоторая специфика. Например, недостаток места для поклонников (были проданы ВСЕ (!) билеты -- и "от 150", и "до 400 рублей"). Просто заинтересованные почитатели, которые приобрели билеты с местами -- сидели. Исторически определившееся место "незаконно" просочившихся зрителей всех концертных залов и театров -- центральный проход - попросили освободить. Поэтому истинные (они же безденежные) обожатели толпились в боковых проходах, метали в воздух "викторию" и "хард-рок" и кричали "Слава! Слава! Слава!"

Тот, кому они кричали, задержался на... да, практически, пришел вовремя.

...Все началось с "Лабралтара-Гибрадора". Потом была "Настасья", но без "Deadушек", классическая ретроспектива предыдущих творческих десятилетий а закончилось все, по традиции, "Прощальным письмом" в испанско-цыганском стиле.

Будут ли еще вопросы?

На пресс-конференции
Анонс концерта

Все было очень просто ("без женщин, без праздников, без жестов, без слов"). Просто круг света (такой малой интесивности, что о съемке можно было забыть. Этим объясняется низкое качество фото вверху -- Ред.). Просто желтая гитара. Просто человек со знакомым темным взглядом. Совсем не похожий на образ "мафия бессмертна" из последних клипов. Подверженный процессу мирового упрощения. Как во внешнем антураже, так и в последних текстах.

По идее и вся эта простота, и камерность цэдээсовского зала означали попытку приближения к народу, попытку создания авторского вечера с названием типа "Свои песни пою сам". На самом же деле Бутусов казался очень отстраненным, даже равнодушным (под стать законным обладателям сидячих мест). И песни исполнял как-то однообразно. Без особой агрессии, но и без особой лирики. И так до обидного похожи были друг на друга "Одинокая птица", "Я хочу быть с тобой" и "Ален Делон". И так до обидного было непонятно, куда же смотрел таинственный Вячеслав. Фанаты об этом долго спорили на выходе. А, вообще-то, казалось, что он никуда не смотрел и даже с удовольствием закрывал глаза. И еще с залом общался мало. Только когда "цветоприносители" склонялись к уху кумира, было можно предсказать, что сейчас прозвучит очередной привет. И точно. Так оказалось, что в зале были питерцы и кустанайцы. Кроме того, был озвучен спецпривет от групп "ДДТ" и "Аквариум" всем челябинцам и от автора -- челябинским девушкам.

...Когда к середине концерта В.Б. стали методично одаривать цветами, из-за чего ему каждый раз приходилось заново играть вступление, он сказал, что напоминает себе монумент. Надо сказать, образ, исчерпывающий все описания.

При тщательном полуторачасовом прослушивании в творчестве Бутусова обнаружил себя звездный мотив его песен. "А я сяду на ракету и отправлюсь за звездой". Его звезда "и никогда не скажет "да", и понадеется на чудо", она и "влюбилась в Самуила, в Самуила Маршака", и "блеснет у порога", и даже носит имя Солнце, благодаря Виктору Цою. А на запрос "Звездочка блеснет у порога, догадайся, сколько ей лет" пришел и ответ в виде песни "С неба звездочка упала", в которой звездочка сама признается, что и она уже, слава Богу, не девица, ей семнадцатый пошел.

Проявилась и еще одна особенность любого автора-исполнителя (иначе и не назовешь): каждый раз перепевать свое произведение на новый лад. Фанаты часто спотыкались, пытаясь подпевать. Особенно трудно давались им различные "там-ту-дам", "тэй-ту-ту-таду-да". В общем, хиты надо исполнять по-человечески, чтобы народ не смущался. Бутусова же музыкальная игра с залом очень увлекла. Вступления, такие простые и неяркие в исполнении акустической гитары, зал узнавал с трудом. Но уж если узнавал, то начинал кричать: "Полина! Полина! Я хочу быть с тобой! Я люблю тебя, Слава!" И тогда Бутусов улыбался. Просто, не признаваясь залу в любви, и ничего не обещая. Только когда просили "Колеса", сказал заботливо: "Колеса Минздравом запрещены!"

Может, и вправду он такой необщительный, замкнутый и погруженный в свои мысли. Может, это так проявляется его гениальность. И тогда очень закономерно, что он в этот раз был один. Ведь и в "Нау", и с "Deadушками", и solo, -- он остался самим собой, его узнавали и хотели, и до сих пор хотят быть и жить в маленькой хижине именно с ним.

Д а р ь я   Ч е р н о в о л