Челябинский глобус. Титульная страницаИз нашей коллекции

 

Литература

Поэтика: Двенадцать тайн

НЕСКОЛЬКО ОТЗЫВОВ

Резюме

Практикум "Поэтика: двенадцать тайн" является реализацией идей книги "Поэтика: модели образного мышления" (Челябинск: Библиотека А. Миллера, 2003). Он адресован преподавателям и студентам творческих вузов, руководителям литературных объединений, всем тем, чья профессиональная деятельность так или иначе связана с литературным творчеством. Книга содержит 300 уроков, способствующих последовательному освоению практических возможностей русской речи и созданию действенных речевых формул, и проводит через ряд практических занятий, восстанавливающих исходное со-ответствие знаков языка внутреннему и внешнему со-стояниям. Занятия по преимуществу игровые, и никоим образом не ограничивают творческую свободу -- напротив, они могут дать богатый материал для вольного поэтического осмысления.

От автора

Все тайны мира, в котором мы живем, явлены в родном языке. Три параллельных бытия -- человеческое, бытие живого языка и бытие Мироздания -- существуют по единым законам, но в разных временных пластах. Мироздание пребывает в вечности, человеческий век недолог. Но у нас всегда есть прямой надежный посредник между большой и малой вечностями -- родной язык. Он складывается тысячелетиями, запечатлевая в своих знаках важнейшие законы существования, накапливая опыт освоения мира, передавая из поколения в поколение наиболее жизнеспособные формы общения. Изучая язык, мы учимся не только выражать себя, но и управлять собой и окружающим предметным миром. За точной речью всегда стоят определенные процессы реальности, а качество языка характеризует прошлое, настоящее и будущее народа.

Смысловой потенциал русского языка грандиозен, точность его соответствий поразительна -- безусловно, за ним великое прошлое и реальное могущество. Настоящее языка (и народа!) внушает серьезную тревогу, будущее напрямую зависит от нас, от того, насколько разумно мы распорядимся переданным нам сокровищем.

"Двенадцать тайн" -- это двенадцать блоков практических занятий для всех, кому интересны законы точной речи, и безусловно, для начинающих поэтов и прозаиков. Последовательность изложения учебного материала определена логикой самого языка -- собственно поэтической логикой, которая представляет бытие как общение, постоянный живой диалог между разворачивающейся вселенной человеческой души и устойчиво существующим Мирозданием.

Мироздание заинтересовано в нашем существовании и развитии -- иначе бы нас просто не было. Но оно открывает нам только то, что мы способны понять, и дает в руки только то, за что мы уже можем нести ответственность. Любая агрессия, пусть даже приносящая сиюминутную выгоду, обречена. Любая спекуляция ведет к разрушению. Любая профанация крадет крохи у живой жизни и тем умерщвляет ее. Правила устойчивого безопасного бытия формулируются в языке прежде всего для внутреннего мира человека. Очищая со-знание от хаоса, мы высвобождаем внутреннюю энергию для собственного развития.

Открытие тайн не предполагает "срывания всех и всяческих покровов" -- напротив, это стремление видеть мир чистым и прозрачным на возможно большую глубину. Давайте откроем для себя двенадцать тайн живой речи с чувством благодарности языку и тем поколениям предков, которые оставили нам опыт своего общения с большим и прекрасным миром.

 

ОТЗЫВ
о речевом практикуме Н. А. Ягодинцевой "Двенадцать тайн" для студий и курсов литературного мастерства

Практикум "Двенадцать тайн" Н. А. Ягодинцевой представляет собой тщательно разработанное учебно-методическое пособие двойной адресации: во-первых, это подробный, научно обоснованный учебник-практикум, предназначенный для студентов специальности "Литературное творчество" и для начинающих литераторов; во-вторых, это оригинальное учебное пособие для студентов-филологов и нефилологов по дисциплинам "Современный русский язык", "Культура речи", "Лингвистический анализ художественного текста", "Поэтология" и др.

Актуальность данной книги выражается в том, что автор сумел объединить основные подходы к изучению текста и лингвистики текста: лингвоцентрическое, антрополингвистическое и поэтологическое описание единиц текста. В работе наличествует несомненная теоретическая новизна и значимость: новизна выражается прежде всего в антрополингвистическом способе трактовки основных единиц и категорий языка, речи и текста, а значимость представляется в органически произведенном синтезе трех позиций носителей языка и поэтической культуры: текстотворца, интерпретатора и читателя.

Практическая значимость книги репрезентируется общей коммуникативно-эстетической направленностью практикума. Книга прежде всего интересна тем, что создана одновременно талантливым поэтом, способным лингвистом и одаренным, опытным и прозорливым поэтологом, что явно актуализирует и делает уникальным материал, методику и в целом содержание практикума.

В содержательном плане книга абсолютно оригинальна, и в то же время вполне традиционна: автор создает свою методику преподавания сложнейшего лингво-текстового предмета, используя уникальный совокупный опыт поэта и исследователя, а также предлагая интереснейший с текстологической и текстоведческой точек зрения материал. Н. А. Ягодинцева как ученый и методист не позволяет себе как поэту превалировать в процессе организации учебных циклов, одновременно, тем не менее, позволяя себе вторгаться в онтологические, духовные и иные метафизические сферы лингво-поэтической культуры.

Думаю, что обязательной и специально данный практикум только бы выиграл, если бы автор значительно расширил список обязательной и специально-факультативной, а также словарно-справочной литературы.

Книга "Двенадцать тайн" написана точным, научно и терминологически выверенным языком. Уверен, что практикум Н. А. Ягодинцевой будет новым явлением в поэтологии, т.к. в эпоху полипарадигмального состояния науки эта книга представляет собой сплав многоаспектности с конкретикой методики познания, анализа и осмысления таких сложнейших сущностей, которыми являются эстетические и креативные функции языка, речи и текста.

Ю.В.КАЗАРИН
доктор филологических наук,
профессор Уральского государственного университета им.А. М. Горького,
секретарь правления Союза писателей России, председатель правления ЕО СПР

21 марта 2005 г.

ОТ СОЗНАНИЯ К СОЗВУЧИЮ
проводит читателей своей "Поэтики" уральский поэт Нина Ягодинцева

Поэзия -- не только и не столько ремесло. Наверняка эту бесспорную от ее тривиальности мысль слышит каждый, кто начинает упражняться в стихосложении. Однако упаси Господи задуматься над нею всерьез. Ибо тогда на поиск поэтической сути придется потратить всю свою жизнь.

Поэт Нина Ягодинцева, похоже, не убереглась. Потому что, впитав эту мысль в городском литобъединении родного Магнитогорска, окончила Литературный институт и теперь участвует в творческой жизни как минимум Южного Урала не только ясными тонкими стихами, но и многолетней работой в Челябинской государственной академии культуры и искусств и различных литературных студиях. А такая работа тем более побуждает к размышлениям и кропотливому сбору их плодов.

Главным из таких плодов становится вызревающая на наших глазах серия книг под общим названием "Поэтика". Первая из них -- курс лекций по философии поэтического творчества "Модели образного мышления" -- издана в Челябинске в 2003 году. Вторая -- речевой практикум для студий и курсов литературного мастерства "Двенадцать тайн" -- вышла там же в году нынешнем и была представлена на апрельском Всероссийском совещании молодых писателей в Нижнем Тагиле, где автор руководила одним из поэтических семинаров.

В полном соответствии с обозначенным жанром книги адресованы прежде всего преподавателям и студентам творческих вузов, руководителям и участникам литературных объединений, которые вполне могут пользоваться ими в учебном процессе. "Модели" разделены на пять лекций, "Тайны" -- на 300 уроков, способствующих, как заявлено в аннотации, "последовательному освоению практических возможностей русской речи и созданию действенных речевых формул". И все-таки "Поэтика" -- куда больше, чем просто учебник и пособие.

"Художественное творчество -- сфера не только целостного мышления, но и целостного бытия, истоки которого - в космической, духовной природе человека", -- убеждена Нина Ягодинцева. И, обращаясь к сознанию, разделяя приставку и корень самого этого слова дефисом -- "со-знание" -- и тем самым вновь проявляя взаимосвязи, в которые неизбежно встроен любой, даже самый одинокий мыслящий человек (аналогично -- "со-бытие"), автор ведет речь именно об экзистенциальных, бытийных вещах и явлениях. А потому потенциальная аудитория "Поэтики" и впрямь охватывает всех, кто так или иначе связан с литературным -- да и только ли? -- творчеством, задумывается о собственном предназначении и пытается ощутить и сохранить в себе цельную картину мироздания.

В этом смысле, несмотря на свой, казалось бы, исключительно прикладной характер, "Тайны" выступают абсолютно естественным продолжением "Моделей". Ведь именно язык выявляет и создает эту картину, именно он показывает, насколько со-ответствует (или нет) мирозданию душа говорящего. Исходное со-ответствие знаков языка внутреннему и внешнему со-стояниям человека, по мысли автора, и восстанавливают практические занятия, предлагаемые во второй книге "Поэтики", следуя от точного подбора знаков к построению, а затем и преобразованию основных смысловых связей.

Вполне практический -- и в то же время столь же бытийный смысл -- будет иметь, как ожидается, и третья книга "Поэтики" под рабочим названием "Техника безопасности". Согласитесь: даже странно, что соответствующие правила литературного труда до сих пор не сформулированы и не сведены воедино. Тем более, когда речь идет не о простом ремесле.

Андрей РАСТОРГУЕВ,
поэт, член Союза писателей России,
лауреат Государственной премии республики Коми

 

[an error occurred while processing this directive]