Челябинский глобус. Титульная страницаИз нашей коллекции

  Литература

Сергей Борисенко
Поэзия. II место

Весенняя колыбельная

Осколок зимы погасшей
Скоро и он растает,
Дороги умоются грязью,
Значит, весна наступает.
Люди шагают по лужам,
Звери охотятся стаей.
Может, я буду поэтом,
Может, я дворником стану.

Солнце покинет небо,
Ночь зашагает смело.
Звёздный ковш засияет,
Луна выйдет на дело.
Птицы летят к югу,
После летят обратно.
Люди болеют смыслом,
Хоть суть его непонятна.

Паук плетёт паутину,
Жертву свою поджидая.
Я прочитал его мысли,
Он о дурном мечтает.
Люди такие же звери,
Звери даже добрее.
Может, я буду романтиком,
Если не поумнею.


Если станешь моим Солнцем

Бесконечные просторы ты найдешь за горизонтом,
Если примешь мою душу, если станешь моим Солнцем.
Я тебе открою двери, запертые двери Рая.
Я пушистым мягким зверем вниз к ногам твоим сползаю-

Удивительные мысли - странники в моем сознанье
Из пустыни на страницах мне рисуют предсказанья.
Околдован будто взглядом, очарован откровеньем,
Если ты со мною рядом мне не страшен дух забвенья.


И заново свой мир я создал

Душа пылала в бренном теле.
Я так еще не умирал,
Сраженный в собственной постели
Невинной девой наповал.

Она шептала: "Мой избранник",
Дарила мне любви нектар.
И, я - вчерашний вольный странник,
Сегодня преданный вассал.

Благодарю я небо, звезды
За те мгновения любви.
И заново свой мир я создал,
В твоих руках к нему ключи.


Вы убейте в себе зверя

Вы построили заборы там, где можно и нельзя.
Вы закрылись на засовы от людского бытия.
Не нуждаетесь в советах, сами знаете, как быть.
Тем, кто с вами не согласен, оборвёте жизни нить.

Вы подопытные крысы, это ваш эксперимент,
Атрофировались души как ненужный элемент.
А в итоге золотые клетки дарят счастье вам,
А мне хорошо на воле, в чистом поле, где туман.

Вы, любимых ублажая, признаётесь не любя,
Вы - поклонники Иуды, вы - поклонники себя.
Вы пытаетесь пророчить то, что знать вам - не дано,
И распятую надежду вы швыряете в окно.

Вы магические числа называете судьбой,
Вы свечу задуть боитесь, вы боитесь быть собой.
Вы кусаете за пятки, сразу прячетесь в нору,
Вы бежите без оглядки, но боитесь темноту.

Полагаетесь на случай, только в жизни он слепой.
Пожимаете плечами: "Ладно, день придёт другой",
Только вы не забывайте, жизнь другая не придёт.
Вы проспите перекрёсток, вы проспите поворот.

Вы убейте в себе зверя, пока не убил он вас,
Вы раскройте настежь двери, ведь рассвет не ровен час
Свет пройдёт сквозь ваше тело, вы очиститесь душой.
Все мы рождены для дела, лишь добро даёт покой.


Переворот

Небо в клочья с первого выстрела,
Больше нету неприкасаемых,
Стонет при смерти, просит исповедь.
Перед кем собираешься каяться?

Звёзды с хохоту впали в истерику,
Больше не перед кем будет кланяться.
Ветер врезал пощёчину еретику,
Враз скукожился, знаю не нравиться.

А вот Ванька - дурак, ему всё по фигу,
Босиком и в штанишках на лямочках,
По грязи по весенней осени,
Он идёт в магазин, чтоб поправиться.

Улыбнётся стеклянному солнышку:
"Что браток, на витрине не весело?"
Отхлебнёт прямо из горлышка:
"Ах!", а с утра так хотелось повеситься.

Вот такая весёлая песенка.
Ванька спрятал солнце за пазуху.
Вместо неба серое месиво.
Под ноги свалилась радуга.


Я рисую воздушные замки

Я возьму в свои руки все краски,
Краски чувств и палитру огня.
На холсте нарисую я ласки,
Что хранила от всех для меня.

Жаркий взгляд неприкаянной девы,
Как же можно тебя не любить.
Рождена, чтобы быть королевой,
Королевой небес должна быть.

Безошибочно я повторяю
Акварелью твою красоту.
Мы в объятьях друг друга сгораем.
Мы в объятьях встречаем зарю.

Иногда я себя проклинаю,
Что уже без тебя не могу.
Ты раскрыла мне двери Рая,
Только в Рай я войти не могу.

На холсте нарисую молитву-
Это крик воскрешенной души,
Чтобы вечно любить мою нимфу,
Сохранив в сердце пламя любви.


* * *

Вопреки всему разумному
Наточили саблю острую,
Поскакали кони резвые
По степям тяжёлой поступью.
Забурлило поле бранное,
С топорами или с вилами
Собралось народу разного,
Чтоб помериться там силами.

Вражьи стрелы, вражьи пики,
Море крови, волны крика.
Убивали, умирали,
За идеи, за медали,
За подкованного чёрта,
И за тех, кто уже мёртвый.

Потемнели глаза матери,
Не вернулись детки милые,
Взборонили поле бранное,
Поросло оно могилами.
Закрывают небо синее
Крылья чёрной птицы - ворона.
Тризну справит он кровавую,
Чтоб птенцы не сдохли с голоду.


Апатия к миру

Я презираю людей - это стадо,
Слепо идущее за вожаком.
Гонит пастух, куда ему надо
И равноправие лечит кнутом.
Я презираю всех, но не каждого,
Люди как свиньи, да хуже свиней.
Я презираю за то, что вы жадные,
И предаёте верных друзей.

Дайте мне повод во всём разувериться,
Я ведь хочу оказаться не прав.
Вы говорите, но что-то не верится,
Я своих принципов - ревностный раб.

Я не скрываю апатию к миру,
Но спорить с судьбой я не могу.
Что ожидает меня после смерти,
Он завещал мне муки в аду.
Только ребёнка ложь не коснулась,
Чист, откровенен разум дитя.
Жалко, что псами скоро становятся.
В детстве остаться хочу, но нельзя.