Челябинский глобус. Титульная страницаИз нашей коллекции

 

Литература

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОЧЕВИДЦА

Минувшей средой незначительная часть творческой интеллигенции славного града Челябинска собралась в институте, простите, академии Культуры. Для кого была организована эта встреча с громким названием фестиваля современной уральской поэзии? Яркие лампы телевизионщиков, представитель одного из издательств, серьезный мужчина при костюме и очках, дающий интервью, слайды, демонстрирующие уральских поэтов, наезжающие на нас с полузабытого белого экрана со всевозможными шумовыми эффектами. И некоторое количество гостей, рассеянных в большом и холодном актовом зале академии.

Знакомьтесь -- уральские поэты. Слайды меняются один за другим, время от времени мелькают знакомое лицо или фамилия. Гремит музыка. Русский человек на зрелища падок. Но вот экран гаснет, список, видимо, исчерпан. С недоумением перебираю в памяти десяток-другой фамилий известных мне челябинских поэтов, не представленных сегодняшним зрителям столь оригинальным способом. Несколько вводных слов из уст мужчины в костюме, давеча выступавшего перед микрофоном, и на сцене в два ряда, причем первый полностью закрывает лица сидящих во втором ряду, рассаживается компания. Почти все они по очереди выходят к микрофону и читают свои стихи -- кто подвывая, кто смущенно, кто нарочито развязно. Остальные сидящие на сцене потихоньку толкуют о своем, о девичьем, мужчина в костюме, тоже примостившийся на сцене, но подальше от пишущих, представляет их. Часть выступающих настоятельно просит зал не аплодировать им, иные ничего не имеют против. Два или три раза вновь оживает экран и мы видим несколько небрежно вырезанные из камня или вылепленные из глины скульптуры обнаженных людей. Звучит глас Кальпиди, убеждающий нас не тревожить мужчину после любви. На берег океана или озера Шершни набегают волны, звезды как фейерверки вспыхивают и рассыпаются, приятельница шепчет мне -- обалдеть... Действительно, можно и обалдеть. Потому что.

Непонятно, по какому принципу составлен список поэтов. Тем более непонятно, почему поэты, чьи лица мелькнули перед нами на экране и одновременно -- в зале -- не выступали. Непонятно, почему выступавшие не подготовились. Волноваться и забывать слова перед публикой для дилетанта на сцене естественно, однако можно было выйти и со шпаргалкой. То бишь с внушительным томом антологии уральской поэзии. Некоторые, правда, так и делали. Непонятно, почему коллеги стоявших перед микрофоном совершенно не обращали на них внимания, перебрасываясь репликами и тетрадками. Не хочу быть необъективной -- меня заинтересовали стихи Наташи Стародубцевой из Нижнего Тагила, молодого человека из Перми. Среди всеобщего уныния неожиданно светло прозвучали и новые стихи челябинской поэтессы Нины Ягодинцевой. Но в целом фестиваль (массовое празднество, показ, смотр достижений искусства) вызвал недоумение -- для кого все это было организовано? Зачем?

Елена НОВИКОВА