Челябинский глобус. Титульная страницаИз нашей коллекции

 

Литература

О ТВОРЧЕСТВЕ ЧЕЛЯБИНСКИХ ДЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

В конце января 2007 года СМИ опубликовали концепцию целевой программы "Дети России" на 2007-2010 годы. Хотя в программе отмечено, что "дети нуждаются в реализации права на развитие их природных задатков, психолого-педагогическом сопровождении", о важнейшей составляющей детского развития --  детском чтении -- правительство опять "забыло".

Сотрудники библиотек, писатели и литературные критики отмечают, что произведения для детей выходят с безвкусной редактурой, "которую осуществляет сам же писатель". Журналов для детей издается мало. Например, известное всему миру издание "Детская литература" не существует юридически, книги выпускает один человек. Снизились требования, предъявляемые издательствами к детской литературе. "Бестселлер для малышей" должен быть ироническим, не вызывающим сочувствие и написанным "рублеными" строчками.

Для детской литературы Челябинска характерны те же проблемы, что и для детской литературы в целом по стране. Авторов, пишущих для детей, немного. Пожалуй, самая известная детская поэтесса в нашем городе -- Нина Пикулева, материалы о "челябинской Барто" регулярно мелькают в СМИ. Остальные авторы не имеют хорошей рекламы и издаются за свой счет. Выпустить книгу -- удовольствие не из дешевых. В среднем, на издание брошюрки тиражом 200 экземпляров с цветной обложкой и черно-белыми иллюстрациями уйдет 8 тысяч рублей. Цветная книжица обойдется дороже в 8-10 раз. Для удешевления авторы экономят на всем, выполняя корректорские и редакторские работы самостоятельно.

Яркий пример результатов самодеятельности в книгопроизводстве -- издания Михаила Шанбатуева. Детские книги этого автора пестрят грамматическими, пунктуационными и стилистическими ошибками, встречаются и другие казусы. Вот, к примеру, стихотворение "Морковка": А вот здесь растет морковка,\\ В землю спряталась, плутовка,\\ прежде, чем её извлечь, \\ Можно руки пообжечь. Мало того, что в России никто не говорит <извлечь морковку> и <пообжечь>, очевидно, что автор перепутал морковку с крапивой.

Логика страдает и в других стихотворениях: Если лошади -- табун,\\То коровы -- стадо.\\Почему так? Почему?\\Разобраться надо.\\Вихрем пролетел скакун,\\Протащилось стадо.\\Здесь -- корова,\\Там -- скакун\\И секрет разгадан.

На наш взгляд, секрет не разгадан. То, что кто-то "летит вихрем", а кто-то "тащится", никак не влияет на расшифровку этимологии слов "стадо" и "табун", как бы автору того ни хотелось.

Странные загадки не редкость среди детских изданий: в коллекции ныне уже не существующего Дома детской книги имелась азбука, начинавшаяся такими словами: "А" найдешь на остановке, \\ "Б" орешки все грызет,\\"В" течет, течет из крана,\\"Г" по озеру плывет. (Без комментариев).

Но, на наш взгляд, самый большой промах Шанбатуева в том, что в угоду ритму он свободно переставляет ударения. Для формирования правильной детской речи очень важно, чтобы дети слышали правильно произнесенные слова, а не перлы вроде: Брат скомандовал: \\ --Огонь! \\ Ты цыплят наших не тронь! \\ Засвистели гальки-пули, \\ Коршуна мы отпугнули.

Если верить ритму, в слове нашИх ударение падает на И, а "коршунА" -- на А. Кроме того, по всем законам логики, брат сначала должен был сказать "Ты цыплят наших не тронь", а потом уже скомандовать "огонь", в противном случае, получается, будто "Огонь" -- это обращение. Автор статьи не является профессиональным литератором, в отличие члена Союза писателей Михаила Шанбатуева, однако за короткое время нам удалось преобразовать текст так, чтобы он не вызывал нареканий: "Крикнул брат: -- Цыплят не тронь! \\ И скомандовал: "Огонь!"\\Засвистели гальки-пули, // Мы ворону отпугнули".

Шанбатуев распространяет книгу по детским учреждениям и, вероятно, дети ознакомились с нею, хотя, на наш взгляд, книга нуждается в доработке.

Объем статьи не позволяет предоставить качественный обзор творчества всех детских поэтов. Остановимся на творчестве преподавателя ЧГАКИ Николая Петровича Шилова, которого в литературных кругах Челябинска считают ведущим детским поэтом, преемником всем известного Льва Рахлиса.

Николай Петрович -- интересный поэт, его книги отмечены премией Л. Н. Толстого, многие дети и даже взрослые любят и помнят стихи Шилова наизусть. Министерство культуры Челябинской области даже выкупила тираж одной из книг Николая для распространения в детских учреждениях. Безусловно, это большое достижение, однако книги Николая также не являются полноценными изданиями для детей. Рассмотрим основные приемы построения стихотворений Шилова и сделаем замечания по текстам.

1. Игры со словами. Каламбур. Большая часть стихотворений Николая Петровича "держится" за счет каламбуров: Медвежонок косолапый \\ Всюду топает за папой... \\ Ежик шепчет из-под ели: \\ -- Ах, какие топ-модели.

Стихотворения, построенные на игре со словами, всегда выглядят законченными по мысли, в них кроется неожиданный комический эффект, как, например, в строчках про людоеда, ждущего на обед девочку Люду или про муравья, у которого "по спине бегут мурашки". Близко к "каламбурным" стихам Шилова стихотворения, основанные на неожиданном сходстве или перенесении свойств одного объекта на другой: мухе "с высоты мухой кажешься и ты" или "я, наверное, родственник льву, потому что частенько реву", "раз-два три-четыре, муха плавает в кефире....Ну и муха -- не карась, \\ Еле вы-караб-калась. \\ Извините, говорит, если очень кислый вид". Многие стихотворения построены на эффекте от использования окказионализмов: "Чем-то мы с тобой похожи, огородственники, может". Однако порой, увлекаясь словесными играми, Шилов забывает, что пишет для детей. Например, стихотворение "Удав", где рассказывается про удава, проглотившем шкаф, заканчивается строчками: "Заработал телеграф: Сообщите, как удав \\ В ответ незамедлительно: УДАВлетворительно". Эффект "комического шока" от использования омонимического каламбура-окказионализма допустимо использовать в шутках "для взрослых", но не для детей, у которых грамотная речь еще не сформирована.

2. Обыгрывание фразеологических единиц. В отличие от Шанбатуева, Шилов блестяще раскрывает смысл выражений, положенных в основу стихотворения. Например, для того чтобы рассказать, что такое "сикось накось", он одушевляет "сикось" и "накось", заставляет их "трудиться", в результате сикось и накось восклицают: "Что мы сделали, однакось, \\ Слева -- сикось, справа --  накось". Аналогичным приемом автор пользуется в стихотворении "Конь в пальто", в котором конь в пальто сбежал из шапито и развлекается тем, что звонит всем из телефонной будки. Стихотворение вызывает восторг у взрослых, однако неоднозначно воспринято детьми. Семилетний мальчик, прослушав строчки: "И сосед мой (он -- пилот) \\ Трубку вежливо берет, \\ Произносит: "Это кто?" \\ А из трубки: "Конь в пальто"\ \ И такое ржание, что трясется здание", заметил: "Это не конь дурак, а сосед, потому что когда я поднимаю трубку, говорю "алло", а не "это кто". Мальчик отметил, что выражением "сикось - накось" пользуется его бабушка, в классе же так никто не говорит. Между тем, проблема языка в детской литературе стоит не менее остро, чем проблема содержания. Язык, на котором говорят дети, меняется, и автор не успевает за ним.

Между тем, Шилов -- отнюдь не блюститель чистоты речи. В стихотворениях встречаются "телеки", "велики", упоминания про сотовую связь, топ-моделей и другие неологизмы. Автор не гнушается аргонизмами: "налетавшийся комарик на стене висит, кемарит или "ходит тетя с утюгом, хочет дядю укокошить, не виновного ни в чем". Порой читателю заметна ограниченность словарного запаса Шилова: он большой любитель слов типа "вообще", "в общем": "В общем, день у Бобика -- сплошная аэробика" или "в нем вообще, гласит молва, было что-то ото льва", "едут книжки, едет шкаф,... телевизор, кресла, бра, в общем, целый воз добра", встречаются и другие ненужные слова-заполнители: "этот самый твой привет неприветливый" или вообще непонятное: "а потом ловил как мух \\ с тополей летящий пух, а когда прошло потом \\ стал гоняться за хвостом".

3. Авторские слова. Они стали "визиткой" Шилова: кипяток -- бормотало, булькоток; Шалопай шалопаевич: килограммы конфет поедалович, киношки гляделович, в колпачок авторучки свистелович. Прием этот впервые использовал Корней Чуковский (стиховорение про Мауси и Котауси), позаимствовав из английской детской литературы. Шиловские же неологизмы не всегда удачны: Что за Чудо, что за Юдо \\ Одноногое в траве, \\ Перевернутое блюдо у него на голове... \\ А вокруг стоят чудята \\ Одноногие юдята... Сегодня не в диковинку услышать непристойную речь с телеэкранов. Поэтому претензия к стихотворению вполне оправдана. Двусмысленностей быть не должно. Мы изучили далеко не все приемы Николая Шилова. Несмотря на критику, следует отметить, что Шилов -- сильный поэт, однако его книги страдают от отсутствия редакторской правки.

Давая оценку ситуации с детской литературой в Челябинске, стоит выделить два аспекта. С одной стороны очень слабые авторы имеют возможность издать детскую книгу. В связи с дефицитом книжных изданий для детей, возможно, книга найдет читателей. С другой стороны, талантливые детские писатели издать хорошую книгу не могут. Хорошие детские писатели в Челябинске есть, это Николай Шилов, Владимир Швед, Елена Сыч и другие. Но для создания детской книги, необходимо приложить труд не только детскому писателю, но и людям других профессий. Поэтому правительство должно финансировать конкурсные программы, нацеленные на поиск талантливых авторов, пишущих для детей, а также издавать хороших детских авторов. Финансовые вливания могут с лихвой окупиться. Английская казна, к примеру, получила миллиарды долларов за переводы книг о Гарри Поттере.

Любое государство начинает сотрудничать с детьми через литературу. Почему с российскими детьми через литературу сотрудничает английское государство в лице г-жи Роулинг или американское государство в лице певицы-писательницы Мадонны -- непонятно. Однако совершенно ясно, что вопросам детской литературы в национальных проектах не только можно, но и должно уделять внимание. Особенно если говорить о проекте "Здоровые дети", где рассматривается почему-то лишь физическое здоровье детей, но не упоминается о не менее важном здоровье духовном.

Литература:
Шилов Н. Страшный зверь. -- Челябинск.: Изд-во Т. Лурье, 2000
Шилов Н. Самсусам. -- Челябинск.: Изд-во Т. Лурье, 2001
Шилов Н. Посвящение в лягушки. -- Челябинск.: Изд-во Т. Лурье: 2004
Шанбатуев М. Удивительное дело. --- Челябинск, 2005

Евгения КОРОБКОВА

 

[an error occurred while processing this directive]